+7 (812) 309-51-81
< Back to the Blog

in Главная by | no comments

Безумие в искусстве

В данной статье автор на примере нескольких произведений художников рассматривает, как на разных этапах развития истории искусств художники изображали сумасшедших.

Затрагивается проблема изображения уродства в искусстве, сумасшествие рассматривается как одна из тем, входящая в эту эстетическую категорию.

The author in this article considers methods artists of image madmen at different stages of development history of art on the example of several masterpieces. It is treat problem of depiction malformation in art. The madness is presents as theme, which is became a part of this aesthetic category.

В современном искусствознании очень большое внимание уделяется изучению вопросов, связанных с уродством, некрасивостью, страхом, физическими изменениями человеческого тела. Наряду с этим интересными исследовательскими перспективами обладает изучение изображение уродства другого рода – безумия, сумасшествия. И действительно, можно отметить, что на протяжении всей истории искусства художники не раз изображали ненормальных.

Но при попытках составить ряд неких произведений подобной тематики, непременно сталкиваешься с рядом особенностей изучения данной темы, о чём и пойдёт речь в данной статье.

Во-первых, вопрос социальной нормы — что считалось ненормальным в ту или иную историческую эпоху, как к этому относилось общество и какими действиями реагировало на это общество в реальной жизни.

Во-вторых, как относится к тому или иному образу в конкретных произведениях художника – как интерпретировать тот или иной образ, ведь взгляд современный зритель естественно по-другому, чем современник создателя произведения прочитывает не только его смысл, посыл, но и просто визуальный облик.

В-третьих (и это связано с двумя первыми позициями) об изображении именно сумасшедших можно говорить только со строго определённого момента в истории — когда психиатрия становится наукой и появляется отношение к безумным как к больным физически.

До этого сумасшествие считалось происками демонов, злых богов, дьявола, высшим наказанием, то есть болезнью не физической, а мистической. Что в Древней Греции или Риме, что в Вавилоне или Китае — безумие нигде не воспринималось как нечто, требующее непосредственного вмешательства человека. Не вдаваясь в подробности развития медицины, стоит отметить лишь, что одним из первых методов « изгнания демонов» была трепанация. отношения к сумасшедшим как к больным. (Первым врачом был Филипп Пинель, который в 1792 году потребовал освободить «умалишённых», содержавшихся в приюте Бисетр в Париже, от сковывавших их цепей и начал относится к ним как к психически «больным» людям.)

Так, перед глазами предстаёт известная картина И.Босха «Извлечение камня глупости». В контексте данной темы интересно рассмотреть тажке изображение мучеников алтаря Рогира Ван Дер Вейдена – их лица, жесты, позы – обезумевшие, они изображены мечущимися без какой-либо надежлы найти спасение. Но непосредственно экзорцизм гораздо чаще изображался европейскими художниками.

В качестве примера можно привести произведения из абсолютно различных (географически) мест : Исцеление бесноватых. Миниатюра из Четвероевангелия. Кон. XIII в. (Ath. Iver. 5. Fol. 35r) Христос, изгоняющий бесов из двух Гадаринских бесноватых.

Европейская христианская цивилизация воспринимала сумасшедших исключительно как одержимых бесами или демонами. Иногда их не трогали, иногда — убивали, порой заставляли работать. Вплоть до XVIII века основным способом существования для безумцев было попрошайничество.

Но что делать, если «бесы поселились в особе царской крови» ?
Интересно в этом отношении обращение к образу Иоанны Безумной. Так, портреты этого персонажа писались художниками — её современниками, также создавались гравюры , но интересен тот факт, что, обращение к этому персонажу есть и в более позднее время – художник Ф.Прадилья пишет в 1878 году картину «Хуана над гробом мужа», где по сути изображён сюжет, наиболее полно отражающий именно безумие героини – по одной из версий Смерть мужа в 1506 сильно подействовала на нее. Иоанна долгое время противилась его похоронам, потом впала в меланхолию, с временными приступами бешенства, которые делали необходимым постоянный надзор за ней.

В период становления психиатрии начинают появляться произведения, которые уже непосредственно изображают людей, одержимых маниями, безумием. Но здесь стоит заметить появление медицинских рисунков, задачей которых было показать характерные черты того или иного психического заболевания. Их делают, в основном, по заказам врачей, учёных — занимающихся проблемами безумия, собираются целые альбомы подобных изображений. Иногда изображают различные состояния заболевания, его стадии и .д. Особенность всего этого состоит в том, что не всегда удаётся установить чёткую границу художественного произведения и медицинского (по сути – научного) рисунка. Дело в том, что изображение сумасшедшего (например, в припадке) даже выполненное в сухой, описательной манере невольно наполняет произведение художественной выразительностью – экспрессивность позы, сложность передачи состояния больного.

С этой точки зрения интересно рассмотреть работы Т.Жерико. Особый интерес представляют портреты, создание которых ученые-искусствоведы относят к периоду с 1822 по 1823 г. Эти портреты были заказаны другом художника, доктором Жорже работавшим психиатром в одной из клиник Парижа. Они должны были стать своеобразными иллюстрациями, демонстрирующими различные психические заболевания человека. Так были написаны портреты «Сумасшедшая старуха», «Сумасшедший», «Сумасшедший, воображающий себя полководцем». Для мастера живописи здесь было важно не столько показать внешние признаки и симптомы заболевания, сколько передать внутреннее, душевное состояние больного человека. Здесь мы видим интерес художника – романтика запечатлеть одно из пограничных состояния человека. Только пять из них дошли до нас заказал художнику десять картин, чтобы проиллюстрировать каждую из выявленных медиками клинических болезней, именуемых в ту пору маниями.

Художник показал в этих портретах психологический реализм небывалой силы, дал резкую определенность характеров . Здесь происходит очень интересное соединение характеристик натуры с тем, чт хотел передать художник. Да, портреты были заказаны, но до этого Жерико целенаправленно посетил клику Сальпетриер, когда работал над «Плотом медузы» — ему нужны были безумных, для написания персонажей этого произведения.

Немного раньше – в 1815 году – к теме сумасшествия обращался Ф.Гойя. («Дом умалишённых»). Это произведение знаменует ещё одно отражение проблемы отношения к сумасшедшим – художник показывает то, как живут люди, названные безумными – зрителю сложно понять, что происходит – странное движение полуголых людей в тряпье , решётка на окне, никого выхода во внешний мир – они как будто заключены в этом месте навечно. И в дальнейшем эта сторона безумия – пребывание в сумасшедшем доме – нередко будет интересовать художников. В обличительном ключе была создана гравюра работы В. Хогарта « Сцена в Бетламе», показывающая интересную деталь жизни дам из светского общества – их привели в сумасшедший дом для развлечения. (лист из сери «Карьера расточителя» (1731 год), которая имеет ярко выраженную сатирическую направленность. Весь цикл закончен не позднее 1735 года. Он состоит из восьми картин, действие которых разворачивается на протяжении нескольких лет.)

Спустя почти 200 лет художников продолжает интересовать «быт» сумасшедшего дома – «Танцы в сумасшедшем доме», гравюра Г.Беллоуза; «Психиатрическое отделение больницы», литография Р.Риггса, 1940.

Но в портрете также остаётся интерес к этой теме – Г.Курбе, в какой- то степени, развивая идеи Жерико, создаёт «Автопортрет в образе сумасшедшего (1843-1844г.). Этот портрет в рост поражает противоположностью безысходного состояния персонажа и окружением, написанным радостными, яркими красками. Вместе с шаткой позой человека, это ввергает зрителя в какое—то зыбкое пространство – сумасшествие становиться ощутимо.

В XX веке образ сумасшедшего продолжает быть интересен для художников с точки зрения пластического выражения внутреннего состояния человека во внешнем облике. На портретах сумасшедших Х.Сутина (их 2, портреты написаны в 1919 году, имеют одинаковое название «Безумная») шаткость сознания создаётся взаимодействием открытых цветов и способом изображения лиц и рук. Но кажется, что здесь перед зрителем не конкретный человек (не возможно определить ни примерный возраст, ни даже пол персонажа – только с помощью названия), а собирательный образ – безумие как таковое.

Совершенно по-иному рассказывает серия графических работ М.Шемякина о сумасшествии – графические листы, выполненные в 1960-х гг., когда художник сам лежал в больнице, лаконичны по изобразительным средствам (графитный карандаш) и передают особенности конкретных людей очень точно.

Здесь приведён ряд произведений, наиболее различно трактующие безумие, и это лишь малая часть произведений, посвящённых необычным состояниям человека. Опять же, что считать необычным? Каждый художник по-своему пытается ответить на этот вопрос, но , безусловно, в попытках изобразить пограничные состояния, изменённые состояние сознания, непринятое в данной социальной среде состоянии – художники пытаются постичь границы человеческого существа, его пределы возможностей.

Метки: